Практика Верховного суда Российской Федерации по уголовным делам, 2 квартал 2010

Вопросы квалификации

1. Участник преступного сообщества должен нести ответственность только за те преступления, в совершении которых он участвовал.

Л. осуждён по ч.2 ст.210, ч.5 ст.ЗЗ, п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105, ч.5 ст. 33, ч.1 ст.ЗО, п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105, ч.З ст.222 УК РФ (эпизод незаконного хранения огнестрельного оружия и боеприпасов в гаражном кооперативе № 40) и ч.З ст.222 УК РФ (эпизод незаконного хранения огнестрельного оружия и боеприпасов в гаражном кооперативе № 90).

Судебная коллегия отменила приговор суда в отношении Л. в части его осуждения по ч.З ст.222 УК РФ (эпизод незаконного хранения огнестрельного оружия и боеприпасов в гаражном кооперативе № 40) и по ч.З ст.222 УК РФ (эпизод незаконного хранения огнестрельного оружия и боеприпасов в гаражном кооперативе № 90) и дело в этой части прекратила на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

В определении Судебная коллегия указала следующее.

Л. признан виновным в том, что он, «являясь членом группы лиц, знал, что по указанию руководителей группы, весной 2002 года и в сентябре 2003 года членами группы и для группы было приобретено вооружение, которое одним из членов группы было перевезено в гаражные кооперативы № 40 и № 90, где и хранилось до октября 2003 года и июня 2004 года».

В данном случае в приговоре не указаны конкретные действия Л., которые он совершил по отношению к инкриминированному ему оружию и которые могли быть расценены как незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Таким образом, в действиях Л. нет составов преступлений, предусмотренных ч.З ст.222 УК РФ.

То обстоятельство, что хранение оружия и боеприпасов было совершено членами преступного сообщества, участником которого он являлся, само по себе, то есть без установления роли в этом преступлении Л., не может служить основанием для его уголовной ответственности за данное преступление.

Согласно ч.5 ст.35 УК РФ за все совершённые организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления подлежит ответственности лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, если эти преступления охватывались его умыслом.

Что касается других участников организованной группы или преступного сообщества (преступной организации), то они несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

В данном случае Л. не создавал организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) и не руководил ими, поэтому он не может нести ответственность за преступления, совершённые другими лицами, а как участник преступного сообщества должен нести ответственность за те преступления, в совершении которых он участвовал.

Определение № 66-О10-27СП

[/spoiler]

2. Под оконченным хищением оружия следует понимать противоправное завладение им любым способом с намерением присвоить похищенное либо передать другому лицу или иным образом распорядиться им по своему усмотрению. По данному делу осуждённый похитил у потерпевшей ружьё, изготовил из него обрез, который впоследствии использовал при совершении разбойного нападения на эту потерпевшую.

К., выполняя в квартире потерпевшей ремонтные работы, располагая сведениями о наличии у потерпевшей денежных средств и драгоценностей, решил совершить разбойное нападение на потерпевшую и её убийство. Находясь в квартире потерпевшей, К. похитил из сейфа ружьё и патроны к нему и сделал из него обрез. На следующий день К. выстрелил из обреза в потерпевшую, но промахнулся. Затем осуждённый нанёс ей обрезом несколько ударов по голове. После этого К. обыскал квартиру и похитил ювелирные изделия и другое имущество.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Действия К. квалифицированы судом по ч.1ст.226, ч.1 ст.222, п. «в» ч.4 ст. 162, ч.З ст. 30 и п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ.

В кассационной жалобе осуждённый К. полагал, что, поскольку огнестрельное оружие не покидало квартиру потерпевшей и было обнаружено сотрудниками милиции, он необоснованно осуждён по ч.1 ст.222 УК РФ, а его действия с ч.1 ст.226 УК РФ должны быть переквалифицированы на ч.З ст.ЗО и ч.1 ст.226 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы уголовного дела и обсудив кассационную жалобу, оставила приговор без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Приведёнными в приговоре доказательствами установлено, что К., планируя совершение разбойного нападения на П. и её убийство, заранее, за один день до нападения, совершил хищение охотничьего ружья, изготовил из него обрез и зарядил тремя патронами, т.е. совершил действия, которые образуют оконченный состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.226 УК РФ.

При этом под оконченным хищением оружия следует понимать противоправное завладение им любым способом с намерением присвоить похищенное либо передать его другому лицу или иным образом распорядиться им по своему усмотрению.

Действия К., выразившиеся в укрытии в своих вещах изготовленного им обреза, вплоть до совершения им в этой же квартире разбойного нападения и покушения на убийство П., в конкретных обстоятельствах совершённого им преступления образуют оконченный состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.222 УК РФ, поскольку свидетельствуют о реализованной К. возможности распорядиться похищенным по своему усмотрению.

Определением 14-О10-28

[/spoiler]

Назначение наказания

3. При рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства наказание виновному назначается за неоконченное преступление с соблюдением правил, предусмотренных ст.66 УК РФ и ч.7 ст.316 УПК РФ.

По приговору суда П. осуждён к лишению свободы по ч.1 ст.228-1 УК РФ на 4 года 6 месяцев, по ч.1 ст.228-1 УК РФ на 4 года 6 месяцев, по ч.1 ст.ЗО, ч.1 ст.228-1 УК РФ на 4 года, по совокупности этих преступлений на основании ст.69 УК РФ — к лишению свободы на 6 лет.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Президиум краевого суда переквалифицировал действия П. по двум преступлениям, предусмотренным ч.1 ст.228-1 УК РФ, на два преступления, предусмотренные ч.З ст.ЗО, ч.1 ст.228-1 УК РФ, с назначением за каждое из них наказания в виде лишения свободы на 4 года, а по совокупности трёх преступлений, предусмотренных ч.1 ст.ЗО, ч.1 ст.228-1 УК РФ, ч.З ст.ЗО, ч.1 ст.228-1 УК РФ, ч.З ст.ЗО, ч.1 ст.228-1 УК РФ, окончательно назначил лишение свободы на 5 лет 6 месяцев.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации смягчила назначенное П. наказание по следующим основаниям.

Санкция ч.1 ст.228-1 УК РФ предусматривает максимальное лишение свободы на 8 лет.

В соответствии с ч.2 ст.66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации за оконченное преступление.

Следовательно, за приготовление к преступлению, предусмотренному ч. 1 ст.228-1 УК РФ, максимальное лишение свободы составляет 4 года.

Как видно из материалов дела, обвинительный приговор в отношении П. в связи с его согласием с предъявленным обвинением постановлен без проведения судебного разбирательства.

В соответствии с ч.7 ст.316 УПК РФ назначенное в этом случае наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, и, таким образом, П. за преступление, предусмотренное ч.1 ст.ЗО, Ч.1 ст.228-1 УК РФ, могло быть назначено лишение свободы сроком не более чем на 2 года 8 месяцев.

Однако суд первой инстанции за указанное преступление назначил ему лишение свободы на 4 года, а суд кассационной инстанции не только не исправил эту ошибку, но и в своём определении, мотивируя справедливость назначенного наказания, указал на покушение осуждённого П. на сбыт наркотических средств, хотя тот был осуждён за приготовление к преступлению.

Не была исправлена эта ошибка и судом надзорной инстанции.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила состоявшиеся в отношении П. судебные решения и смягчила назначенное ему по ч.1 ст.ЗО, ч.1 ст.228-1 УК РФ наказание до 2 лет 8 месяцев лишения свободы.

На основании ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст.ЗО, ч.1 ст.228-1 УК РФ, ч.З ст.ЗО, ч.1 ст.228-1 УК РФ, ч.З ст.ЗО, ч.1 ст.228-1 УК РФ, окончательно П. назначено лишение свободы на 4 года 6 месяцев.

Определение № 18-Д08-3

[/spoiler]

4. Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. При этом необходимо установить, что лицу было известно о предъявлении ему обвинения органами предварительного расследования.

По приговору суда от 17 февраля 2010 г. К. осуждён по ч. 2 ст. 159 УК РФ на 3 года лишения свободы в колонии-поселении.

Он же по ч.З ст.ЗО, п.п. «е», «ж», «з» ч.2 ст. 105, п. «в» ч.2 ст. 158, ч.2 ст. 167, ч.2 ст.222 УК РФ оправдан за непричастностью к совершению преступлений.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

В кассационной жалобе адвокат просил освободить К. от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности, так как он не знал об объявлении в отношении его розыска и не скрывался от органов следствия.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор в части осуждения К. по ч.2 ст. 159 УК РФ по следующим основаниям.

Согласно п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления средней тяжести истекло шесть лет.

Согласно предъявленному обвинению деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 159 УК РФ, К. совершил в августе 2003 года.

В соответствии с ч.З ст. 15 УК РФ деяние, предусмотренное ч.2 ст. 159 УК РФ, признаётся преступлением средней тяжести.

Отказывая К. в освобождении от назначенного по ч. 2 ст. 159 УК РФ наказания, суд исходил из того, что производство по уголовному делу было приостановлено в связи с отсутствием К. в месте проведения предварительного следствия и в предполагаемом месте его жительства и объявлением его в розыск.

Он был задержан 29 января 2009 г.

В соответствии с ч. 3 ст. 78 УК РФ течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной.

Однако в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие, что К. было известно о предъявленном ему обвинении по ч. 2 ст. 159 УК РФ, в связи с чем он и уклонялся от следствия, не приведены они и в приговоре.

Учитывая, что по основному объёму предъявленного обвинения, по которому К. находился в розыске, он оправдан, а сроки давности со дня совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, истекли до назначения уголовного дела к слушанию. Судебная коллегия отменила приговор части осуждения К. по указанной статье, а дело — прекратила в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Определение № 47-О10-26сп

[/spoiler]

Процессуальные вопросы

5. Отвод от участия в судопроизводстве может быть удовлетворён только в отношении конкретных лиц и по обстоятельствам, указанным в ст.61 УПК РФ. Судья подлежит отводу, если имеются обстоятельства, дающие основание считать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в деле.

Постановлением судьи от 5 ноября 2009 г. уголовное дело по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 199-1 УК РФ направлено в Верховный Суд Республики Марий Эл для решения вопроса о его территориальной подсудности.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Постановлением Заместителя председателя Верховного Суда Республики Марий Эл от 26 ноября 2009 г. изменена территориальная подсудность и принято решение о направлении уголовного дела в отношении К. для рассмотрения по существу из Козьмодемьянского городского суда в Медведевский районный суд Республики Марий Эл со стадии назначения судебного заседания.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление суда по следующим основаниям.

В силу ч.З ст.35 УПК РФ вопрос об изменении территориальной подсудности дела при наличии к тому оснований разрешается председателем вышестоящего суда или его заместителем.

Таких оснований для изменения территориальной подсудности по настоящему делу не имелось.

В соответствии с ч. 2 ст. 61 УПК РФ, на которую суд сослался в обоснование принятого решения, судьи не могут участвовать в рассмотрении дела в случае, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного дела.

Согласно исследованным в суде материалам супруга обвиняемого К. работает в Козьмодемьянском городском суде в должности помощника судьи.

Однако само по себе наличие родственных отношений между обвиняемым и помощником судьи при отсутствии обстоятельств, дающих основание полагать, что судьи суда лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного дела, не является безусловным основанием для отводов или самоотводов всему составу Козьмодемьянского городского суда, что подтвердили стороны в ходе судебного разбирательства по делу в данном суде.

Как следует из материалов дела, данное обстоятельство было известно судьям суда, в том числе судье С, рассматривавшему дело о преступлении небольшой тяжести по существу в период с 25 февраля по 16 июля 2009 г.

Согласно протоколу судебного заседания 16 июля 2009 г. судья С. в нарушение ч.2 ст.64 УПК РФ предложил сторонам обсудить вопрос о его отводе и, вопреки позиции сторон, по своей инициативе принял решение о самоотводе от участия в производстве по данному делу.

Впоследствии все судьи Козьмодемьянского городского суда, в том числе председатель суда, не принимая участия в рассмотрении дела, вынесли постановления о самоотводе по аналогичным основаниям, кассационное производство на предмет обжалования которых было прекращено в Верховном Суде Республики Марий Эл, чем были ограничены права К.

При таких обстоятельствах, когда не имелось предусмотренных законом оснований для самоотводов и постановки перед вышестоящим судом вопроса об изменении территориальной подсудности, Судебная коллегия отменила постановление Верховного Суда Марий Эл от 26 ноября 2009 г.

Уголовное дело в отношении К. направлено для рассмотрения по существу в Козьмодемьянский городской суд Республики Марий Эл.

Определение № 12-О10-1

[/spoiler]

6. Вопросы, связанные с выполнением требований оправданного о признании за ним права на реабилитацию и возмещении вреда, разрешаются судом, постановившим приговор, в порядке, установленном ч.1 ст.396 УПК РФ.

По приговору Новосибирского областного суда Ш. осуждён по ч.З ст.ЗЗ, ч.3 ст.ЗО, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ.

По этому же приговору на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей Ш. был оправдан по ч.2 ст.309 УК РФ за отсутствием события преступления.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Постановлением судьи Владимирского областного суда ходатайство Ш. о признании за ним права на реабилитацию направлено для рассмотрения по существу в Новосибирский областной суд.

В кассационной жалобе Ш. просил отменить данное постановление судьи, полагая, что Владимирский областной суд незаконно уклонился от разрешения его ходатайства по существу, просил признать за ним право на реабилитацию.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила постановление судьи без изменения, а кассационную жалобу Ш. — без удовлетворения.

Судебная коллегия мотивировала своё решение следующим.

Оправдав Ш. по ч.2 ст.309 УК РФ, Новосибирский областной суд в нарушение требований п.1 ч.2 ст. 133, ч.1 ст. 134 УПК РФ не признал за ним право на реабилитацию и не разъяснил ему порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, в связи с чем Ш. и обратился с ходатайством о реабилитации и возмещении вреда в суд по месту исполнения обвинительного приговора в отношении его, который не полномочен решать эти вопросы.

В соответствии с ч.2 ст. 135 УПК РФ с требованием о возмещении имущественного вреда реабилитированный вправе обратиться в суд, постановивший приговор.

Согласно положениям п.1 ст.397 УПК РФ суд при исполнении приговора рассматривает вопросы о возмещении вреда реабилитированному, восстановлении его трудовых, пенсионных, жилищных и иных прав.

Все эти вопросы безусловно связаны с исполнением оправдательного приговора, поэтому в соответствии с ч.1 ст.396 УПК РФ они должны быть разрешены судом, постановившим приговор.

На основании изложенного с учётом того, что, оправдав Ш., Новосибирский областной суд не принял процессуального решения о его реабилитации, а уголовное дело, по которому оправданный незаконно подвергался уголовному преследованию и на материалах которого он основывает свои требования о возмещении вреда, находится именно в этом суде, решение о направлении ходатайства Ш. на разрешение по существу в этот суд следует признать правильным.

Определение № 86-О10-2

[/spoiler]

7. При постановлении оправдательного приговора суд обязан разъяснить порядок восстановления нарушенных прав и принять предусмотренные законом меры к возмещению ущерба.

По приговору Московского городского суда от 15 октября 1999 г. С. осуждён по п.п. «ж», «з» ч.2ст. 105, п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ. По ч. 4 ст. 150 УК РФ С. оправдан.

Постановлением судьи Московского городского суда от 25 ноября 1999 г. заявление осуждённого С. об установлении за ним права на частичную реабилитацию и разъяснении порядка возмещения вреда оставлено без удовлетворения.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Суд отказал в признании права С. на реабилитацию и разъяснении порядка возмещения вреда, сославшись на то, что в момент постановления приговора, по которому С. частично оправдан, не было процессуальной нормы, которая обязывала бы суд принимать решение о полной либо частичной реабилитации.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев материалы дела и кассационную жалобу осуждённого С, отменила постановление судьи по следующим основаниям.

Как правильно изложено в постановлении, на момент вынесения приговора не требовалось указывать в приговоре о праве на частичную реабилитацию, однако утверждение о том, что при постановлении в отношении С. приговора не существовало правовых оснований для постановки вопроса о возмещении вреда, причинённого незаконным уголовным преследованием, и он не имеет права на обращение в суд с подобными требованиями, является необоснованным.

В соответствии со ст. 58-1 УПК РСФСР, действовавшей на момент постановления приговора в отношении С, суд при постановлении оправдательного приговора был обязан разъяснить порядок восстановления нарушенных прав и принять предусмотренные законом меры к возмещению ущерба, причинённого гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности на условиях и в порядке, определяемых законодательством Союза ССР и РСФСР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причинённого гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» предусмотрено возмещение гражданину имущественного ущерба, штрафов, судебных издержек, сумм за оказание юридической помощи и возмещение иного ущерба.

Из определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2005 г. № 242-О следует, что положения Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. могут применяться во взаимосвязи с положениями главы 18 УПК РФ, регламентирующей основания возникновения права на реабилитацию, а также с положениями статей 1070 и главы 59 ГК РФ, устанавливающими как общие правила возмещения вреда, причинённого гражданину в результате привлечения к уголовной ответственности, так и правила компенсации морального вреда.

Дело направлено на новое рассмотрение в порядке ст. 397 УПК РФ в Московский городской суд.

Определение № 5-О10-24

[/spoiler]

8. Нарушение процессуальных прав осуждённого, допущенное при решении вопроса в порядке исполнения приговора, послужило основанием для отмены постановления суда.

Постановлением суда решён вопрос об исполнении приговора при наличии другого неисполненного приговора: постановлено осуждённому У. в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по приговору суда от 29 октября 2004 г. в виде 1 месяца лишения свободы, присоединить неотбытое наказание, назначенное по приговору суда от 27 августа 2004 г. в виде 11 лет 3 месяцев лишения свободы, окончательно определить 11 лет 4 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, исчисляя срок наказания с 28 мая 2004 г.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Осуждённый У. в кассационной жалобе выражал несогласие с указанным постановлением, ссылаясь на то, что судебное заседание проведено в его отсутствие и без извещения его о рассмотрении этого вопроса.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление суда в отношении У., дело направила в тот же суд на новое судебное рассмотрение в порядке, предусмотренном ст.399 УПК РФ.

Судебная коллегия мотивировала своё решение следующим.

По смыслу положений ст.47, 399 УПК РФ, осуждённый вправе участвовать в судебном заседании суда, решающего вопрос об исполнении приговора при наличии других неисполненных приговоров, если это не решено в последнем по времени приговоре в соответствии со ст. 70 УК РФ.

Поскольку данная процедура применяется для решения вопроса, который должен быть решён приговором суда, и связана с необходимостью назначения наказания по ст. 70 УК РФ, то есть предполагает возможность ухудшения положения осуждённого, ему должна быть предоставлена возможность воспользоваться правом участвовать в судебном заседании, а также иными гарантированными подсудимому правами, в том числе пользоваться помощью защитника, высказываться по существу рассматриваемого вопроса.

При таких обстоятельствах, когда из дела видно, что осуждённый У. не извещался судом о предстоящем рассмотрении указанного вопроса, ему не разъяснялось право воспользоваться услугами защитника и сам защитник также не был извещён судом о судебном заседании, следует признать, что по делу допущено нарушение прав участников процесса, которое могло повлиять на постановление законного и обоснованного судебного решения.

Определение № 58-О10-21

[/spoiler]

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(1 голос, в среднем: 5 из 5)

Другие статьи по данной теме

Разъяснения ВС РФ по вопросам, возникающим в судебной практике, 1 квартал 2010 Разъяснения ВС РФ по вопросам, возникающим в судебной практике, 2 квартал 2010 Практика Верховного суда Российской Федерации по гражданским делам, 2 квартал 2010 Практика Верховного суда Российской Федерации по гражданским делам, 1 квартал 2010 Практика Верховного суда Российской Федерации по уголовным делам, 1 квартал 2010

Добавить комментарий

 :smile:  :eek:  :sad:  :razz:  :neutral:  :mrgreen:  :roll:  :lol:  :twisted:  :mad:  :cry:  :wink:  :shock:  :idea:  :grin:  :???:  :cool:  :arrow:  :oops: