Практика Верховного суда Российской Федерации по гражданским делам, 1 квартал 2010

По гражданским делам

1. При ненадлежащем исполнении заёмщиком обязательств по кредитному договору срок давности предъявления кредитором требования к поручителям о возврате заёмных средств, погаше-ние которых в соответствии с условиями договора определено периодическими платежами, исчисляется с момента наступления срока погашения очередного платежа.

Указание в договоре поручительства на то, что поручители ознакомлены со всеми условиями кредитного соглашения, в том числе со сроком его действия, не является условием о сроке дей-ствия договора поручительства.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Банк обратился в суд с иском к А., К., Ф. о досрочном взыскании за-долженности по кредитному договору, заключённому 9 ноября 2004 г., солидарно, ссылаясь на то, что по условиям кредитного договора банк предоставил А. кредит в размере 200 000 рублей сроком на пять лет (по 8 ноября 2009 г.), а заёмщик обязался возвратить банку полученный кредит и уплатить проценты за пользование заёмными денежными средствами в сроки и в размере, которые предусмотрены договором. В обеспечение воз-врата выданного кредита и уплаты процентов 9 ноября 2004 г. банком за-ключены договоры поручительства с К. и Ф., устанавливающие солидарную ответственность поручителей и заёмщика перед кредитором. В связи с не-надлежащим исполнением обязательств по кредиту заёмщику и поручите-лям направлялись извещения с требованием погасить образовавшуюся за-долженность, но долг остался непогашенным.

Решением районного суда исковые требования банка удовлетворены. С заёмщика и поручителей солидарно в пользу банка взыскана сумма за-долженности: сумма кредита, а также предусмотренные условиями догово-ра проценты за пользование кредитом и неустойка.

Определением областного суда решение районного суда в части со-лидарного взыскания суммы задолженности с поручителей К. и Ф. отмене-но, в указанной части принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Россий-ской Федерации отменила определение суда кассационной инстанции и пе-редала дело на новое кассационное рассмотрение по следующим основа-ниям.

В соответствии со ст.361 Гражданского кодекса Российской Федера-ции (далее — ГК) по договору поручительства поручитель обязывается пе-ред кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

Согласно ст.190 ГК установленный законом, иными правовыми акта-ми, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

В силу п.4 ст.367 ГК поручительство прекращается по истечении ука-занного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обяза-тельства не предъявит иска к поручителю.

Как видно из материалов дела, срок возврата кредита, предоставлен-ного по договору, заключённому 9 ноября 2004 г., определён датой — 8 но-ября 2009 г. Договоры поручительства, заключённые 9 ноября 2004 г. между банком и поручителями, условия о сроке их действия не содержат. Установленное в договорах поручительства условие о действии поручи-тельства до фактического исполнения основного договора не является условием о сроке действия договора поручительства, как не является таким условием и указание в данных договорах на то, что поручители ознакомлены со всеми условиями кредитного договора, в том числе со сроком его действия.

По условиям договора погашение кредита должно производиться за-ёмщиком ежемесячно, не позднее 10 числа каждого месяца, следующего за платёжным, в соответствии со срочным обязательством, являющимся неотъемлемой частью настоящего договора. Таким образом, кредитным договором предусмотрено исполнение обязательства по частям (ст.311 ГК). Очередной платеж по кредитному договору должен был последовать не позднее 10 апреля 2005 г.

Поскольку заёмщиком обязательство по уплате соответствующей суммы на 10 апреля 2005 г. не исполнено, то с этой даты у банка, согласно условиям договора поручительства, возникло право требовать солидарного исполнения обязательства от заёмщика и поручителя.

Однако по данному делу иск банком заявлен только 11 ноября 2008 г., то есть более чем через год после наступления срока исполнения соот-ветствующей части обязательства, и, следовательно, в силу п.4 ст.367 ГК после прекращения действия договора поручительства в части возврата денежных средств за пределами годичного срока.

При этом договоры поручительства, заключённые между банком и К., Ф., нельзя считать прекращёнными в той части, которая касается ответст-венности поручителя за невыполнение кредитного договора по погашению кредита до истечения одного года с момента возникновения права требо-вания исполнения соответствующей части обязательства.

Определение по делу № 46-В09-26

[/spoiler]

2. Ответственность по возмещению вреда может быть возло-жена на лечебное учреждение, под надзором которого находился несовершеннолетний в момент причинения вреда.

Законный представитель несовершеннолетнего А. обратился в суд с иском к законным представителям несовершеннолетнего Б., детской клинической больнице о компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что в период нахождения на стационарном лечении его сын А. подвергся физическому воздействию со стороны несовершеннолетнего Б., в результате чего А. были причинены нравственные страдания, нанесён серьёзный ущерб здоровью, личной неприкосновенности, достоинству личности. Просил суд взыскать с ответчиков солидарно компенсацию морального вреда, причинённого его сыну.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Решением районного суда, оставленным без изменения определением суда кассационной инстанции, с родителей несовершеннолетнего Б. солидарно в пользу законного представителя несовершеннолетнего А. взыскана компенсация морального вреда и расходы на оплату услуг представителя. В удовлетворении исковых требований к детской клинической больнице отказано.

Суд, придя к выводу о том, что больница не может нести ответствен-ность за совершенные несовершеннолетним Б. действия, поскольку они происходили в вечернее время (время сна), когда лечебный и воспитательный процессы, проводимые в данном учреждении, были закончены, в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда к детской клинической больнице отказал.

При вынесении решения суд указал, что ответственность за действия несовершеннолетнего Б. в данном случае с учётом положений ст.1073 ГК и ст. 63 Семейного кодекса Российской Федерации несут только его родители.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Россий-ской Федерации, состоявшиеся по делу судебные постановления отменила в части отказа в иске к детской клинической больнице о компенсации мо-рального вреда и вынесла в данной части новое решение об удовлетворе-нии заявленных требований по следующим основаниям.

Согласно п.3 ст.1073 ГК (в редакции, действовавшей на момент воз-никновения спорных правоотношений) если малолетний причинил вред в то время, когда он находился под надзором образовательного, воспита-тельного, лечебного или иного учреждения, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор на основании договора, это учреждение или лицо отвечает за вред, если не докажет, что вред воз-ник не по его вине при осуществлении надзора.

Указанной правовой нормой устанавливается презумпция виновности лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за ма-лолетним, причинившим вред во время нахождения под надзором данного учреждения.

Образовательные, медицинские и иные организации, где малолетний временно находился, а также лица, осуществляющие над ним надзор на основании договора, в силу п.3 ст.1073 ГК отвечают за неосуществление должного надзора за малолетним в момент причинения им вреда.

Такой надзор должен осуществляться в течение всего периода нахо-ждения малолетних в медицинском учреждении, в том числе во время сна.

Суд при вынесении решения не учёл, что несовершеннолетние А. и Б. находились в медицинском учреждении на протяжении всего периода стационарного лечения, в том числе ночью, и неосуществление должного надзора за малолетними детьми, находящимися в стационаре, является виновным бездействием со стороны администрации и персонала детской клинической больницы.

Определение по делу № 5-В09-148

[/spoiler]

Производство по делам, возникающим из трудовых и социальных правоотношений

3. Работодатель вправе по согласованию с представительным органом работников при заключении коллективного договора определить механизм расчёта дополнительных выплат стимулирующего характера, предусмотренных действующей у работодателя системой оплаты труда.

К. обратился в суд с иском к организации (далее — ОАО) о признании незаконным п.3.1 Положения о порядке и условиях выплаты годового воз-награждения при уходе работника в очередной отпуск, являющегося при-ложением к коллективному договору на 2008—2009 годы. В обоснование заявленных требований истец указал, что данным пунктом предусмотрено начисление годового вознаграждения исходя из среднего дневного зара-ботка работника, умноженного на коэффициент эффективности работы за расчётный период и на количество дней основного отпуска. Суммы годово-го вознаграждения и доплат по дополнительным соглашениям к трудовым договорам не включаются в расчёт среднего дневного заработка для рас-чёта годового вознаграждения.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Между тем согласно постановлению Правительства Российской Феде-рации от 24 декабря 2007 г. № 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы» в расчёт начислений для определения средне-го дневного заработка и среднего месячного заработка включаются суммы годового вознаграждения и доплаты.

По мнению истца, исключение сумм годового вознаграждения и доп-лат из состава начислений для расчёта среднего дневного заработка и среднего месячного заработка является незаконным.

Решением районного суда, оставленным без изменения определением областного суда, исковые требования удовлетворены: суд признал п.3.1 Положения о порядке и условиях выплаты годового вознаграждения при уходе работника в очередной отпуск в части, предоставляющей возможность не включать в расчёт среднего дневного заработка для расчёта годового вознаграждения суммы годового вознаграждения, противоречащим федеральному законодательству и недействующим со дня издания.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Россий-ской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и приняла по делу новое решение, которым в удовлетворении заявленных требований отказала по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, истец работал в должности помощника директора ОАО с июля 2006 года по май 2008 года.

Пунктом 3.1 Положения о порядке и условиях выплаты годового воз-награждения при уходе работника в очередной отпуск, являющегося при-ложением к коллективному договору ОАО на 2008—2009 годы, предусмотрено, что годовое вознаграждение начисляется исходя из среднего дневного заработка работника, умноженного на коэффициент эффективности работы за расчётный период и на количество дней основного отпуска. Суммы годового вознаграждения и доплат по дополнительным соглашениям к трудовым договорам, начисляемые по 101 виду оплат, в расчёт среднего дневного заработка для расчёта годового вознаграждения не включаются.

Удовлетворяя исковые требования истца в части признания противо-речащим федеральному законодательству п.3.1 Положения о порядке и ус-ловиях выплаты годового вознаграждения при уходе работника в очеред-ной отпуск в части невключения в расчёт среднего дневного заработка для расчёта годового вознаграждения суммы годового вознаграждения, суд со-слался на п.15 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утверждённого постановлением Правительства Россий-ской Федерации от 24 декабря 2007 г. № 922.

Однако при рассмотрении дела суд применил к спорным правоотно-шениям закон, не подлежащий применению.

Так, п.15 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утверждённого постановлением Правительства Россий-ской Федерации от 24 декабря 2007 г. № 922, установлено, что при опре-делении среднего заработка учитываются: вознаграждение по итогам работы за год, единовременное вознаграждение за выслугу лет (стаж работы), иные вознаграждения по итогам работы за год, начисленные за предшествующий событию календарный год, независимо от времени их начисления.

Между тем указанный пункт Положения не регулирует вопросы рас-чёта годового вознаграждения, а устанавливает порядок учёта премий и вознаграждений при определении средней заработной платы. Порядок рас-чёта годового вознаграждения не равнозначен порядку расчёта средней заработной платы.

Кроме того, действующим законодательством порядок расчёта годо-вого вознаграждения не определён, в связи с чем стороны трудовых отно-шений вправе осуществить по этому вопросу собственное правовое регули-рование, что и сделано в данном случае путём принятия локального нормативного правового акта.

Годовое вознаграждение является дополнительным видом поощре-ния, стимулирующей выплатой. Работодатель вправе установить механизм расчёта годового вознаграждения, выполнив предварительно условия со-гласования локального нормативного правового акта с представителями работников.

Порядок расчёта указанного вознаграждения и был определён при-ложением к коллективному договору ОАО (п.3.1 Положения о порядке и условиях выплаты годового вознаграждения при уходе работника в оче-редной отпуск).

Суд кассационной инстанции пришёл к выводу о противоречии оспа-риваемого локального акта положениям ст.139 Трудового кодекса Россий-ской Федерации (далее — ТК).

Однако данная норма устанавливает порядок исчисления средней за-работной платы, а не годового вознаграждения. Понятие «средняя зара-ботная плата» не тождественно понятию «годовое вознаграждение», в свя-зи с чем установленный в ст.139 ТК порядок расчёта среднего заработка не является обязательным для расчёта годового вознаграждения.

Таким образом, выводы суда о необходимости исчисления годового вознаграждения в соответствии с правилами, установленными для исчис-ления средней заработной платы, являются неправильными и противоречат действующему законодательству.

Определение по делу № 45-В09-13

[/spoiler]

4. С учётом права застрахованного лица на выбор расчётного периода для исчисления размера ежемесячной страховой выпла-ты в счёт возмещения вреда, причинённого здоровью, страховщик обязан разъяснить и предложить возможные варианты расчёта этой выплаты.

О. обратился в суд с иском к региональному отделению Фонда соци-ального страхования Российской Федерации о перерасчёте ежемесячных страховых выплат и взыскании недоплаты по ним, ссылаясь на то, что при назначении ежемесячной страховой выплаты ответчиком не разъяснено его право на выбор заработка, из которого может быть исчислена названная выплата, истец просит исчислить её из обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности — бортмеханика 1 класса аэропорта по состоянию на октябрь 2006 года. Ответчик иск не признал.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Решением городского суда, оставленным без изменения определени-ем областного суда, в удовлетворении иска отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Россий-ской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по сле-дующим основаниям.

Из материалов дела видно, что в 1988 году истец был освобождён от летной работы по состоянию здоровья и ему была назначена пенсия.

В 2006 году ему установлена степень утраты трудоспособности 30%, в связи с чем он обратился к ответчику с заявлением о назначении стра-ховой выплаты.

Страховые выплаты впервые назначены истцу региональным отделе-нием Фонда социального страхования Российской Федерации, исходя из за-работка за 12 месяцев, предшествующих несчастному случаю на производ-стве, то есть с октября 1987 по февраль 1988 года.

Обращаясь с настоящими требованиями, О. указал на то, что ответчик при назначении страховых выплат не разъяснил ему право выбора периода для исчисления заработка исходя из обычного размера вознаграждения ра-ботника его квалификации в данной местности, чем существенно нарушил его право на получение выплат в установленном законом размере.

В соответствии с п.3 ст.12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Федеральный закон № 125-ФЗ) среднемесячный заработок застрахованного исчисляется путём деления общей суммы его заработка (с учётом премий, начисленных в расчётном периоде) за 12 месяцев повлекшей повреждение здоровья работы, предшествовавших месяцу, в котором с ним произошёл несчастный случай на производстве, установлен диагноз профессионального заболевания или (по выбору застрахованного) установлена утрата (снижение) его профессиональной трудоспособности, на 12.

Согласно пункту пятому указанной нормы, если страховой случай на-ступил после окончания срока действия трудового договора (контракта), по желанию застрахованного учитывается его заработок до окончания срока действия указанного договора (контракта) либо обычный размер вознагра-ждения работника его квалификации в данной местности, но не менее ус-тановленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

Право застрахованного на обеспечение по обязательному социально-му страхованию возникает со дня наступления страхового случая, каковым в силу ст.3 Федерального закона № 125-ФЗ признаётся подтверждённый в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечёт возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.

Абзац первый п.3 ст.15 Федерального закона № 125-ФЗ предусматри-вает, что ежемесячные страховые выплаты назначаются и выплачиваются застрахованному за весь период утраты им профессиональной трудоспо-собности с того дня, с которого учреждением медико-социальной экспертизы установлен факт утраты застрахованным профессиональной трудоспособности, исключая период, за который застрахованному было назначено пособие по временной нетрудоспособности.

Таким образом, поскольку на момент установления утраты трудоспо-собности истец не работал и не имел заработка, то сумма его заработка, из которого исчисляется размер страховой выплаты, могла быть учтена ис-ходя из обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности.

Определение по делу № 91-В09-7

[/spoiler]

Гражданский процесс

5. Прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту интересов Российской Федерации о ликвидации юридического лица, созданного с нарушением требований действующего законодательства.

Указание государственного органа, от лица которого проку-рор в порядке ст.45 Гражданского процессуального кодекса Рос-сийской Федерации обращается в суд с заявлением о защите интересов Российской Федерации, не требуется.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Прокурор в интересах Российской Федерации от лица Федерального агентства по управлению государственным имуществом (далее — Росимуще-ство) обратился в суд с исковым заявлением к товариществу собственников жилья (далее — ТСЖ) в порядке ст.45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК) о ликвидации юридического лица, ссылаясь на то, что при создании ТСЖ были допущены грубые нарушения требований законодательства, решение о создании товарищества принято без извещения и без учёта интересов Российской Федерации, являющейся собственником более половины помещений в данном доме.

Районный суд, удовлетворяя заявление прокурора, указал следую-щее.

В соответствии со ст.44-46 Жилищного кодекса Российской Федерации решение о выборе способа управления многоквартирным домом принимается на общем собрании собственников, при этом собрание является правомочным, если в нём приняли участие собственники помещений в этом доме, обладающие более чем пятьюдесятью процентами голосов от общего числа голосов, а решение о выборе способа управления домом должно быть принято большинством голосов от общего числа голосов, принимающих участие в данном собрании собственников.

В нарушение данных требований закона решение о создании ТСЖ принято на собрании двумя лицами, которые на тот период времени пра-вом собственности на жилые помещения в доме не обладали. Российская Федерация, являющаяся собственником более половины площади в ука-занном доме, о проведении собрания и принятии решения о создании ТСЖ извещена не была.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска, кассационная инстанция, не ос-паривая вывод районного суда по существу спора о незаконности создания ТСЖ, указала на то, что Росимущество, в интересах которого прокурором заявлен иск, правом на обращение в суд с требованием о ликвидации юри-дического лица не обладает, что, в свою очередь, лишает прокурора права на обращение в суд с указанным иском в интересах государства в лице Ро-симущества. Кроме того, по мнению суда кассационной инстанции, госу-дарство как собственник помещений в лице уполномоченного органа впра-ве во внесудебном порядке реализовать принадлежащие ему права, в том числе право на созыв и проведение внеочередного общего собрания сособственников помещений в многоквартирном доме с целью изменения способа управления многоквартирным домом.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Россий-ской Федерации отменила определение суда кассационной инстанции, ос-тавив в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии с п.1 ст.45 ГПК прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопре-делённого круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Рос-сийской Федерации, муниципальных образований.

Обращаясь по данному делу в суд в интересах Российской Федерации, прокурор в заявлении указал в качестве материального истца Росимущест-во.

Согласно ч.З ст.131 ГПК в исковом заявлении, предъявляемом проку-рором в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований или в защиту прав, свобод и за-конных интересов неопределённого круга лиц, должно быть указано, в чём конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы защиты этих интересов.

Таким образом, указание прокурора при обращении в суд в защиту интересов Российской Федерации на конкретный государственный орган не является необходимым условием, предусмотренным ч.3 ст. 131 ГПК.

В соответствии с абзацем вторым п.2 ст.61 ГК юридическое лицо мо-жет быть ликвидировано по решению суда в случае допущенных при его создании грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустрани-мый характер.

Требование о ликвидации юридического лица по основаниям, преду-смотренным п.2 ст.61 ГК, может быть предъявлено в суд государственным органом или органом местного самоуправления, которому предоставлено право на предъявление такого требования.

В силу ст.35 Закона Российской Федерации «О прокуратуре Россий-ской Федерации» прокурор в соответствии с процессуальным законода-тельством Российской Федерации вправе обратиться в суд с заявлением, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства.

Следовательно, прокурор, действуя в интересах государства, был вправе предъявить требование о принудительной ликвидации юридическо-го лица.

Довод кассационной инстанции о том, что государство как собствен-ник помещений в лице уполномоченного органа вправе реализовать при-надлежащие ему права во внесудебном порядке, в том числе право на со-зыв и проведение внеочередного общего собрания сособственников поме-щений в многоквартирном доме с целью изменения способа управления многоквартирным домом, является незаконным, поскольку право на внесу-дебное урегулирование спора не лишает права на судебную защиту, гаран-тированную ст.46 Конституции Российской Федерации.

Статьей 12 ГК установлены способы защиты гражданских прав, выбор которых принадлежит лицу, права которого нарушены.

Определение по делу № 78-Впр10-6

[/spoiler]

6. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федера-ции не содержит ограничений права обжалования определения суда об отказе в удовлетворении заявления об изменении способа и порядка исполнения судебного постановления.

Судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением об из-менении способа и порядка исполнения решения суда, от исполнения кото-рого должник уклоняется.

Определением районного суда заявление судебного пристава-исполнителя оставлено без удовлетворения.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Определением суда кассационной инстанции частная жалоба на оп-ределение районного суда снята с кассационного рассмотрения и дело воз-вращено в районный суд. Принимая по делу такое решение, суд кассацион-ной инстанции исходил из того, что ст.434 ГПК не предусматривает воз-можность обжалования определения суда об отказе в удовлетворении за-явления об изменении порядка и способа исполнения решения суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Россий-ской Федерации отменила определение суда кассационной инстанции, пе-редав дело по частной жалобе на определение районного суда на новое кассационное рассмотрение, поскольку суд кассационной инстанции допус-тил существенное нарушение норм процессуального права, повлиявшее на исход дела.

В соответствии со ст.434 ГПК при наличии обстоятельств, затрудняю-щих исполнение судебного постановления или постановлений иных орга-нов, взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе поставить перед судом, рассмотревшим дело, или перед судом по месту исполнения судебного постановления вопрос об отсрочке или о рассрочке исполнения, об изменении способа и порядка исполнения, а также об индексации присуждённых денежных сумм. Такие заявление сторон и представление судебного пристава-исполнителя рассматриваются в порядке, преду-смотренном ст.203 и 208 ГПК.

Согласно ст.371 ГПК определения суда первой инстанции, за исклю-чением определений мировых судей, могут быть обжалованы в суд касса-ционной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лица-ми, участвующими в деле (частная жалоба), а прокурором может быть при-несено представление в случае, если это предусмотрено ГПК.

К таким определениям относятся и определения об отсрочке или рассрочке исполнения решения суда, об изменении способа и порядка его исполнения (ст. 203 ГПК).

Определение по делу № 24-В10-1

[/spoiler]

Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений

7. Если подлежащий применению к спорным правоотношениям закон субъекта Российской Федерации, регулирующий вопросы, находящиеся в совместном ведении Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, противоречит федеральному закону, то суд должен принять решение в соответствии с федеральным законом.

Решением окружной избирательной комиссии Надымского одноман-датного избирательного округа Б. отказано в принятии документов на регистрацию его в качестве кандидата в депутаты Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа пятого созыва, выдвинутого региональным отделением политической партии.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Б. обратился в суд с заявлением об оспаривании решения окружной избирательной комиссии, ссылаясь на нарушение его права быть избран-ным в законодательный орган государственной власти округа.

Суд Ямало-Ненецкого автономного округа, принимая решение по делу и отказывая Б. в удовлетворении заявления, исходил из положений п.6 ст.29 Закона Ямало-Ненецкого автономного округа «О выборах депутатов Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа», в соответствии с которыми при выдвижении избирательным объединением кандидатов по одномандатным избирательным округам документы о выдвижении принимаются окружной избирательной комиссией после заверения избирательной комиссией автономного округа списка выдвинутых кандидатов по одномандатным избирательным округам.

Поскольку избирательной комиссией автономного округа в заверении списка кандидатов, выдвинутых региональным отделением политической партии, отказано, суд сделал вывод о законности отказа окружной избира-тельной комиссии принять документы о выдвижении Б. кандидатом в депу-таты.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Россий-ской Федерации решение Суда Ямало-Ненецкого автономного округа отме-нила и приняла по делу новое решение, которым удовлетворила заявление Б., возложив на окружную избирательную комиссию Надымского одноман-датного избирательного округа обязанность принять от Б. документы об уведомлении окружной избирательной комиссии о выдвижении Б. регио-нальным отделением политической партии кандидатом в депутаты Законо-дательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа пятого созыва, по следующим основаниям.

В соответствии с пп.1, 3 и 6 ст.1 Федерального закона от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» этот Федеральный закон имеет прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации.

Законами субъектов Российской Федерации могут устанавливаться га-рантии избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, дополняющие гарантии, установленные указанным Федеральным законом.

Законы субъектов Российской Федерации, иные нормативные право-вые акты о выборах и референдумах, принимаемые в Российской Федера-ции, не должны противоречить данному Федеральному закону. Если закон субъекта Российской Федерации, иной нормативный правовой акт о выбо-рах и (или) референдуме противоречат Федеральному закону, применяются нормы Федерального закона.

Статьёй 31 Закона Ямало-Ненецкого автономного округа «О выборах депутатов Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа» установлена необходимость представления избирательным объединением в избирательную комиссию округа списка кандидатов, выдвинутых по одномандатным избирательным округам, а принятие окружной избирательной комиссией документов о выдвижении избирательным объединением кандидата по одномандатному избирательному округу поставлено в зависимость от заверения данного списка избирательной комиссией округа (п. 6 ст. 29).

Применяя при разрешении настоящего спора приведённые выше нормы Закона субъекта Российской Федерации, суд не учёл, что содержащиеся в них правовые положения противоречат Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», в связи с чем в силу его статьи первой применению не подлежали.

В соответствии с пп.1-3 ст.32 названного Федерального закона граж-дане Российской Федерации, обладающие пассивным избирательным пра-вом, могут быть выдвинуты кандидатами двумя способами: непосредствен-но либо в составе списка кандидатов.

При этом непосредственное выдвижение кандидатов, то есть вне спи-ска, может быть осуществлено путём самовыдвижения или выдвижения из-бирательным объединением.

Выдвижение кандидатов в составе списка кандидатов может быть осуществлено политической партией, имеющей в соответствии с федераль-ным законом право участвовать в выборах, либо её региональным отделе-нием или иным структурным подразделением, имеющими в соответствии с федеральным законом право участвовать в выборах соответствующего уровня.

Указанные положения полностью согласуются и с положениями ст.35 Федерального закона № 67-ФЗ, в соответствии с пунктом первым которой избирательные объединения вправе выдвигать кандидатов, списки канди-датов. В одномандатном избирательном округе избирательное объединение вправе выдвинуть одного кандидата. В едином избирательном округе избирательное объединение вправе выдвинуть один список кандидатов.

Из содержания приведённых норм следует, что избирательное объе-динение вправе выдвинуть кандидатов по одномандатным избирательным округам непосредственно и список кандидатов по единому избирательному округу. Выдвижение избирательным объединением списка кандидатов по одномандатным избирательным округам Федеральный закон не предусмат-ривает.

Подобное толкование вытекает и из п.9 ст.32 Федерального закона № 67-ФЗ, согласно которому одно и то же избирательное объединение на одних и тех же выборах вправе одновременно выдвинуть (непосредственно) кандидата по одномандатному избирательному округу и в составе списка кандидатов, а также из иных норм Закона, устанавливающих для каждого способа выдвижения кандидатов (непосредственно или списком) свой порядок выдвижения, уведомления об этом соответствующих избирательных комиссий, регистрации кандидатов (списка кандидатов), отказа в такой регистрации и т.д.

Установленная Законом Ямало-Ненецкого автономного округа зависи-мость представления кандидатом в окружную избирательную комиссию до-кументов о его выдвижении избирательным объединением в одномандат-ном избирательном округе от не предусмотренного Федеральным законом заверения списка кандидатов, выдвинутых тем же избирательным объеди-нением по одномандатным избирательным округам, не может рассматри-ваться в качестве дополнительной гарантии прав граждан быть избранны-ми в органы государственной власти.

Следовательно, отказ в принятии документов от Б. со ссылкой на то, что список кандидатов, выдвинутых региональным отделением политиче-ской партии по одномандатным избирательным округам, не заверен, не мог быть признан судом соответствующим закону.

Определение по делу № 70-Г10-2

[/spoiler]

8. Полномочия на установление лимитов на размещение от-ходов производства и потребления для индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, находящихся на территории субъ-екта Российской Федерации, отнесены законом субъекта Российской Федерации к компетенции администрации области в наруше-ние действующего федерального законодательства.

Прокурор области обратился в суд с заявлением о признании частич-но недействующей ст.5 Закона Владимирской области «Об отходах произ-водства и потребления во Владимирской области», ссылаясь на то, что в соответствии с данной нормой в противоречие федеральному законода-тельству, к полномочиям администрации области в сфере обращения с от-ходами относится установление лимитов на размещение отходов для инди-видуальных предпринимателей и юридических лиц.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Принимая решение по делу и отказывая в удовлетворении заявления прокурора, суд первой инстанции исходил из того, что в силу п.2 ст.18 Фе-дерального закона от 24 июня 1998 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» органы исполнительной власти субъектов Российской Фе-дерации наделены полномочиями по установлению лимитов на размещение отходов производства и потребления наряду с Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору. Нормативы образования отходов производства и потребления и лимиты на их размещение устанавливаются в целях предотвращения их негативного воздействия на окружающую среду и обеспечения её охраны, а органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации осуществляют в соответствии с п.3 ст.65 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» государственный экологический контроль на объектах хозяйственной и иной деятельности, подлежащих такому контролю, за исключением объектов, подлежащих федеральному экологическому контролю, в связи с чем, как указал суд первой инстанции, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации вправе устанавливать в отношении данных объектов хозяйственной деятельности и лимиты на размещение отходов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Россий-ской Федерации отменила решение областного суда об отказе в удовлетво-рении заявления прокурора и приняла по делу новое решение, указав сле-дующее.

В соответствии с п.2 ст.18 Федерального закона «Об отходах произ-водства и потребления» лимиты на размещение отходов устанавливают в соответствии с нормативами предельно допустимых вредных воздействий на окружающую среду уполномоченные федеральные органы исполнительной власти или органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации в области обращения с отходами в соответствии со своей компетенцией.

Разграничение компетенции между Российской Федерацией и субъек-тами Российской Федерации в сфере обращения с отходами закреплено ст.5 и 6 Федерального закона от 24 июня 1998 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления».

В соответствии со статьёй пятой названного Федерального закона, определяющей полномочия Российской Федерации в сфере обращения с отходами, установление государственных стандартов, правил, нормативов и требований безопасного обращения с отходами отнесено к полномочиям Российской Федерации в указанной сфере.

Субъекты Российской Федерации полномочиями по установлению нормативов в сфере обращения с отходами Федеральным законом от 24 июня 1998 г. № 89-ФЗ не наделены, такие полномочия в ст.6 Закона отсутствуют.

Аналогичные положения закреплены и в ст.5 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», согласно кото-рой установление требований в области охраны окружающей среды, разра-ботка и утверждение нормативов, государственных стандартов и иных нор-мативных документов в области охраны окружающей среды также отнесе-ны к полномочиям органов государственной власти Российской Федерации в сфере отношений, связанных с охраной окружающей среды.

К полномочиям же органов государственной власти субъектов Россий-ской Федерации по нормированию в области охраны окружающей среды в силу ст.6 этого же Закона отнесено лишь установление нормативов качест-ва окружающей среды, содержащих соответствующие требования и нормы не ниже требований и норм, установленных на федеральном уровне.

Между тем ст.21 Федерального закона «Об охране окружающей сре-ды» лимиты на размещение отходов к нормативам качества окружающей среды не относит.

Напротив, в соответствии со ст.22 данного Закона нормативы образо-вания отходов производства и потребления и лимиты на их размещение отнесены к нормативам допустимого воздействия на окружающую среду, определение которых не входит в компетенцию органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Таким образом, ни Федеральный закон «Об охране окружающей сре-ды», регулирующий отношения в сфере охраны окружающей среды в це-лом, ни специальный Федеральный закон «Об отходах производства и по-требления» не содержат положения, которые относили бы решение вопро-са установления лимитов на размещение отходов к компетенции органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

В соответствии же с утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июня 2000 г. № 461 Правилами разработки и утверждения нормативов образования отходов и лимитов на их размеще-ние Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору, территориальные органы которой утверждают представленные юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями проекты нормативов образования отходов и лимитов на их размещение, является единственным государственным органом, уполномоченным решать вопросы установления лимитов на размещение отходов (п.4 Правил).

Возможность утверждения таких лимитов какими-либо иными органа-ми государственной власти, кроме указанной Федеральной службы, норма-тивными правовыми актами федерального уровня не предусмотрена.

Доводы суда о том, что органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе устанавливать лимиты размещения отходов для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в отношении объектов, экологический контроль за которыми они осуществляют, не ос-нованы на законе.

Статьи 20, 64 Федерального закона «Об охране окружающей среды» предполагают осуществление экологического контроля за применением и соблюдением нормативов в области охраны окружающей среды, установ-ленных компетентным органом в соответствии с требованиями закона.

Определение по делу № 86-Г10-8

[/spoiler]

9. Ограничение прав граждан на членство в политической партии или ином общественном объединении, преследующем по-литические цели, по профессиональному признаку может быть ус-тановлено только федеральным законом.

Заявитель обратился в суд с требованием о признании противореча-щим федеральному законодательству и недействующим положение закона субъекта Российской Федерации, определяющего статус и условия деятель-ности Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Феде-рации, в соответствии с которым уполномоченный не вправе заниматься политической деятельностью, быть членом политической партии или иного общественного объединения, преследующего политические цели.

[spoiler show="Показать текст" hide="Спрятать текст"]

Принимая решение по делу и отказывая заявителю в удовлетворении требования, суд первой инстанции указал, что в соответствии с пп.«а» и «б» ч.1 ст.72 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится защи-та прав и свобод человека и гражданина, а также обеспечение соответст-вия законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Консти-туции Российской Федерации и федеральным законам.

По мнению суда первой инстанции, закон субъекта Российской Феде-рации, определяющий статус и условия деятельности Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации, не может противоре-чить Федеральному конституционному закону от 26 февраля 1997 г. № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», п.2 ст.11 которого содержит положения, запрещающие Уполномоченному заниматься политической деятельностью.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Россий-ской Федерации отменила состоявшееся судебное постановление и приняла по делу новое решение, признав оспариваемые положения закона субъекта Российской Федерации противоречащими федеральному законодательству по следующим основаниям.

Субъект Российской Федерации, осуществляя в силу чч.2 и 5 ст.76 Конституции Российской Федерации правовое регулирование вопросов со-вместного ведения, должен обеспечить соответствие закона субъекта Рос-сийской Федерации федеральному законодательству.

Федеральным законом от 11 июля 2001 г. № 95-ФЗ «О политических партиях» (пп.8 и 10 ст.23) установлен прямой запрет на ограничение член-ства в политической партии по признаку профессиональной принадлежно-сти. Членство гражданина Российской Федерации в политической партии не может служить основанием для ограничения его прав и свобод. Ограниче-ние права на вступление в политическую партию либо обязанность приос-тановления членства в политической партии может устанавливаться для определённых категорий граждан Российской Федерации федеральными конституционными законами и федеральными законами.

Данные положения федерального закона основаны на конституцион-ных принципах признания и гарантирования прав и свобод человека и гра-жданина, в том числе права на объединение, которое может быть ограни-чено исключительно федеральным законом (ст.17, 30 и ч.3 ст.55 Конститу-ции Российской Федерации).

При принятии решения по делу судом первой инстанции оставлено без внимания, что согласно ч.1 ст.76 Конституции Российской Федерации федеральные конституционные законы принимаются по предметам ве-дения Российской Федерации.

Определение статуса Уполномоченного по правам человека в Россий-ской Федерации относится к исключительному ведению Российской Феде-рации, а установление для него федеральным конституционным законом ограничения на членство в политической партии полностью соответствует приведённым выше положениям Конституции Российской Федерации и Фе-дерального закона «О политических партиях».

Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» и законы субъектов Российской Федерации определяют правовой статус должности Уполномоченного по правам человека на различных уровнях. Единую централизованную систему на территории Российской Федерации указанные должности не составляют и единым статусом замещающие эти должности лица не обладают, а их компетенция, порядок назначения (избрания) на должность, освобождения от должности (прекращение полномочий), организационные формы и условия деятельности (порядок деятельности) не могут быть идентичными.

Проверка судом первой инстанции соответствия оспариваемого зако-на субъекта Российской Федерации, определяющего статус и условия дея-тельности Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации, Федеральному конституционному закону «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» признана необоснованной.

Трансформация отдельных норм данного Федерального конституци-онного закона в законы субъектов Российской Федерации не исключена при условии, если при этом, как того требуют положения чч.2 и 5 ст.76 Конституции Российской Федерации, не нарушаются федеральные законы.

С учётом изложенного положения закона субъекта Российской Феде-рации, принятого по вопросу совместного с Российской Федерацией веде-ния, противоречащие федеральному закону, запрещающему ограничение прав граждан на членство в политической партии по профессиональному признаку, признаны судом недействующими и не подлежащими примене-нию.

Определение по делу № 78-Г09-47

[/spoiler]

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(1 голос, в среднем: 5 из 5)

Другие статьи по данной теме

Разъяснения ВС РФ по вопросам, возникающим в судебной практике, 2 квартал 2010 Практика Верховного суда Российской Федерации по гражданским делам, 2 квартал 2010 Разъяснения ВС РФ по вопросам, возникающим в судебной практике, 1 квартал 2010 Практика Верховного суда Российской Федерации по уголовным делам, 1 квартал 2010 Практика Верховного суда Российской Федерации по уголовным делам, 2 квартал 2010

Добавить комментарий

 :smile:  :eek:  :sad:  :razz:  :neutral:  :mrgreen:  :roll:  :lol:  :twisted:  :mad:  :cry:  :wink:  :shock:  :idea:  :grin:  :???:  :cool:  :arrow:  :oops: